This option will reset the home page of this site. It will restore any closed widgets or categories.

Reset
 
Новости, факты, комментарии...
25.11.2009 09:17:00 Got in translation (28)
Печать  
Послать другу  
Комментарии  


Михаил Петров, политолог.

 

М.Петров Дискуссия, заведенная на портале Сергеем Середенко, заслуживает внимания и поддержки. Посему несколько соображений по аналогии с его рубрикой «Lost in translation» (потеряно в переводе) – got in translation, т.е. в переводе получено.

 

Нет никаких  сомнений в том, что эстонский  язык стремительно развивается, заполняя лакуны, возникшие при переходе от одного государственного устройства к  другому. В такой ситуации возможны всякие чудеса, однако есть вещи, далекие от мистики.

 

Вот, например, история  с удвоением буквы «н» в  написании имени собственного «Таллинн». Считается, что вторая буква «н»  исчезла стараниями советской власти унизить национальное самосознание эстонцев. Вся местная фронда до сих пор пишет «Таллинн» с одним «н». До 1956 года, однако, существовал разнобой в написании названия столицы советской Эстонии. Но 20 января 1956 года Ученый совет Института языка и литературы Академии Наук Эстонской ССР утвердил порядок «передачи эстонских имен собственных русскими буквами», для чего были изданы соответствующие правила, регулирующие написание эстонских названий в русском языке: Juhis Eesti pärisnimede kirjutamise kohta vene keeles (Tallinn – Таллин, 1957). 

 

В правилах перечислены  наименования всех городов и весей  Эстонии на эстонском языке с их адекватной, по мнению составителей правил, транскрипцией на языке русском. Правила, изданные АН ЭССР, имели характер императива, поэтому не Мустве, но Муствээ, не Ыхви, но Йыхви, не Отепяя, но Отепя, не Кингиссепп, но Кингисепп, и т.д. Именно по этим новым правилам – Таллин, но не Таллинн.

 

Оно, конечно, каждый пишет, как он слышит, по образному  выражению поэта, но правила есть правила, государственный императив есть императив (от латинского imperativus – требование, приказ, закон). Забавно наблюдать с каким остервенением фронда истребляет в «Таллинне» лишнее «н». Однако в самих правилах нет никакой политизации, как нет никаких специальных пояснений кроме тех, что объясняют сходство и различие в буквенной передаче звуков в обоих языках. 

 

Если хотите, чтобы spell checker в вашей программе Windows каждый раз спотыкался о «Таллин», пишите это имя с одним «н». В удвоенном «н» нет ничего соглашательского, как нет никакой фронды в пользовании императивом 1956 года – оба варианта принадлежат самим эстонцам, и оба являются правильными, разумеется, с поправкой на время. 

 

Теперь о чудесах.

 

Приватизация истории идет полным ходом, и в этой приватизированной «эстонской истории» случаются настоящие чудеса. Взять хотя бы Юрьев-Дерпт-Юрьев-Тарту.

 

Петр Первый выселяет местное население (немцев, однако!) не из Дерпта, но из Тарту. Дерптский, а затем Юрьевский университет становится исконно Тартуским. Мирный договор, заключенный в городе Юрьеве в 1920 году упорно именуется Тартуским, и т.д. Представьте себе, что мирный договор, учиненный в Ништадте в 1721 году и известный, как Ништадский мир начнут именовать по новому финскому названию города Ништадта – Уусикапунки. Экая начнется неразбериха в ученых трудах и школьных учебниках! Ведь и город то уже не шведский, а финский. В этом, однако, нет ничего смешного, потому что есть все основания ожидать, что приватизаторы однажды доберутся и до этого исторического события.

 

Теперь о дилемме  «Прибалтика-Балтия».

 

Термин «Прибалтийский край» появился в широком обиходе в конце XIX века, как обобщающее понятие для Северо-западного края (нынешней Литвы), Лифляндии и Эстляндии. Термин никогда не использовался в официальных документах в качестве императива. Таким образом, в повседневном обиходе термин «Прибалтийский край» – «Прибалтика» до сих пор обобщает некие земли (страны, государства), прилегающие к восточному берегу Балтийского моря, а также их население – «прибалтов», не делая, кстати, различия между поляками, литовцами, латышами, эстонцами, ингерманландцами, русскими, и т.д. 

 

Термин «страны  Балтии», являющийся, по сути, калькой с англо-американского «Baltic states», при несомненном географическом и политическом обобщении, тем не менее, подчеркивает «отдельность» каждого из государств Балтии. И не надо искать в этом никакой логики, тем более борьбы с остаточными явлениями «совка».

 

Совсем недавно  мне довелось напомнить читателям о воззрениях немецкого философа и лингвиста Вильгельма фон Гумбольдта на проблемы языковых различий:

 

«Различные  языки – это  не различные обозначения  одного и того же предмета, а разные видения его».

 

Воззрения Гумбольдта в XX столетии нашли свое развитие в работах Эдварда Сепира и Бенджамина Ли Уорфа, разработавших теорию лингвистической относительности. Именно эта теория наглядно объясняет различие в терминах «страны Прибалтики» и «страны Балтии». Вот характерная цитата из Б.Л.Уорфа:

 

«Мы расчленяем природу  в направлении, подсказанном нашим языком, мы выделяем в мире явлений те или иные категории и типы совсем не потому, что они (категории и типы) самоочевидны; напротив, мир предстает перед нами как калейдоскопический поток впечатлений, который должен быть организован нашим сознанием, а это значит – в основном языковой системой, хранящейся в нашем сознании». 

 

Таким образом, сходные физические явления позволяют  создать сходную картину вселенной  только при сходстве или хотя бы при соотносительности языковых систем. «Страны Прибалтики» и «страны Балтии» наглядно демонстрируют различие в языковых системах русского и… английского языка. Если мы хотим договориться о единой картине мироустройства в регионе Балтийского моря, то кто-то должен уступить, иначе цельной картины не сложится. Речь идет не о том, чтобы изменить языковую норму русского языка, но том, что в Литве, Латвии и Эстонии мы должны использовать тот вариант, который наилучшим образом соотносится с местной традицией, даже в тех случаях, когда начало ей положено калькой из английского языка.

 

Известная эстонская правозащитница из Италии Хельга Нукк, ознакомилась в интернете с выдержкой из глоссария «Термины русской политики в Эстонии», разработанного мной несколько лет назад. В перепечатке не были указаны ни автор, ни источник, поэтому правозащитница вынесла безапелляционное суждение о том, что термины эти придуманы человеком не русским и даже не русскоязычным. Между тем глоссарий в полном объеме, опять же без указания источника и авторства уже перекочевал в «Мир словарей» и, очевидно, вполне удовлетворил составителей. 

 

О чем это  говорит? Это говорит о том, что  есть случаи, когда следует не спорить о языковой норме, но договариваться о понятной сторонам дискуссии терминологии. Кажется, именно это и предлагает нам Сергей Середенко?

 



Поделитесь своим мнением


Зарегистрироваться или войти. Войти через


 
a

Evrokatalog.eu - Поиск работы за рубежом, всё о трудоустройстве и работе в Европе по-русски
Сайте о Куремяэ и его окрестностях

Участник конкурса сайтов Русское зарубежье-2013

 
Фонд «ОКА» (Очень Качественные Акции) – российская неправительственная организация
Международный русскоязычный информационно-аналитический портал «NewsBalt»
туристическое бюро
Сайт российских соотвечествеников, проживающих в Казахстане!!!
Человеку, впервые вступившему на палубу такого огромного судна, как «Крузенштерн», трудно представить, как можно им управлять.
Арсенал - крупнейший интернет-военторг
Учебно-развивающий центр «JÄRELEAITAJA» - некоммерческое образовательное лицензированное учреждение
Новая музыкальная радиостанция «Лазурная волна» - проект «Франко-русской ассоциации» - специально для русскоговорящих людей проживающих за пределами России.

ПОЛЕЗНЫЙ ПОРТАЛ О ТУРИЗМЕ
Фонд Русский мир