Димитрий КленскийВ студии издания Postimees евродепутат Яна Тоом попросила для ответа три дня на вопрос журналиста о том, как она относится «к насилию со стороны путинского режима» во время митингов протеста последних трёх недель в Москве.

И вот её ответ, как человека и гражданина: «Даже с учетом того, что некоторые демонстрации были несанкционированными, применение силы против демонстрантов было явно несоразмерным». А вот, как политика: «Для того, чтобы осудить такое поведение, будучи политиком, должен быть высокий авторитет или такой track-record, который ясно показывает, что политическое осуждение исходит из среды, где избиение протестующих немыслимо или, по меньшей мере, в любом случае предосудительно». Портал rus.postimees.ee также сообщает, что, по словам Тоом, это не всегда так в Эстонии и Европе, она сослалась на Бронзовую ночь 2007 года и демонстрации «желтых жилетов» 2018 года во Франции: «Поэтому, будучи политиком, я не считаю себя достаточным авторитетом, чтобы мое осуждение не было лишь частью общей антироссийской кампании».

Поразительное (бессовестное) раздвоение личности! Но, тем не менее, Тоом подыграла западной пропаганде, поднявшей невиданную волну русофобии.

Первое. Применение насилия – прерогатива государства и о его превышении может судить только суд, а не человек и гражданин, как бы его не ужасали сцены усмирения, заметьте: хулиганья, представлявшегося борцом за демократические выборы в Мосгордуму.

Второе. Три четверти населения России одобряет применение насилия в отношении нарушающих закон о митингах.

В третьих. Неужели Яна Тоом не видела нападений бесчинствующих молодчиков на московских полицейских? Или это не надо осуждать, как и нарушения российских законов организаторами беспорядков?

В четвёртых. Ничего Яна Тоом и эстонские СМИ не пишут про документальные доказательства участия США и Германии, компании Google в призывах участвовать митингах и их рекламе. И это – с позволения сказать журналистика? Увы, это – осовремененные геббельсовские приёмы в современной информационной войне против России, вмешательства в её внутриполитическую жизнь.

В пятых. Что делали на митингах иностранцы (например, украинцы и американцы) и приехавшие в столицу жители других регионов России?

В шестых. Это не провокация – приходить на несанкционированные митинги с ножами, заточками, пистолетами и… грудными детьми?

И так далее…

И в завершение вопрос на засыпку Яне Тоом и эстонским СМИ, давно ставшими инструментами государственной русофобии: представьте, какая была бы реакция Евросоюза или англосаксов на рассказанное, произойди всё в Эстонии или в любой стране коллективного Запада?

Только добавлю, что Евросоюз полностью одобрил действия эстонской полиции в «Бронзовые ночи» в 2007 году в Таллине (убит юноша Дмитрий Ганин) и на северо-востоке Эстонии. И что примечательно, вину Запад взвалил на… Россию, а года через два Европейский суд по правам человека признал гестаповскую расправу над участниками протеста чрезмерными.
И что? А ничего!

Димитрий Кленский
Таллин, 12 августа 2019 года

Послесловие. Журналисты и политики Эстонии! Вам пора отказаться от русофобского зуда и сосредоточиться на происходящем внутри Эстонии. Прочитайте свежий Tartu Postimees: «В конце июня в деревне Кюкитая Тартуской волости трагически оборвалась жизнь 16-летнего Каспара, которого нашли мертвым в сгоревшем доме. Судебная экспертиза установила, что во время поджога дома подросток еще был жив, и причиной его смерти стало отравление угарным газом».